Живопись. 1940-е годы.

 

Война, 1941-45.

 

 

Война. Отец и мама торопились закончить роспись дома по Оружейному переулку (сейчас ул. Фадеева, д.2). У отца тема росписи – «Игры детей», межоконные проёмы на 2м этаже, в технике сграффито. Мама расписывала орнаментальные клейма карниза и боковые стенки верхних лоджий. 22 июня 1941г. отец пошёл на призывный пункт, но его «завернули», он был мобилизован только через месяц. Отправив жену, мать и двоих детей в Башкирию, в эвакуацию, в трюме баржи с песком, в начале августа 1941 года художник явился по назначению в Тесницкие военные лагеря под Тулой, там он впервые участвовал в боях. Скоро их соединение было переведено в запас, и, проделав огромный пеший переход, обосновалось в г. Цивильске Чувашской АССР. 1942 — 43 годы художник провёл в запасных частях, осваивая специальность артиллериста. Одновременно командование использовало его как художника, для росписей и оформления казарм, полигонов, красных уголков, ленинских комнат военных лагерей в Поволжье — Чувашии, Удмуртии и Марийской АССР. Он много рисовал – портреты солдат и офицеров своей части, пейзажи. Иногда удавалось писать, растёртыми в порошок местными глинами (см. Письма). В конце 1944 года его запасную часть перевели в Алабино, под Москвой. Здесь он также урывками мог заниматься монументальными росписями, скульптурой, темперной живописью. В 1945 году был направлен на фронт, под Кенигсберг и в составе 3-го Белорусского фронта участвовал в кровопролитных и страшных боях за Гумбиннен, Инстербург, Зеерапен, Пилау и Кенигсберг. Не раз проявил личный героизм [Письма]. Был награждён Орденом Славы 3-й степени, медалями — За Боевые Заслуги, За Отвагу, За взятие Кенигсберга и другими. Делал беглые малоформатные зарисовки карандашом – портреты товарищей, пейзажи.

 

Монголия, Манчжурия, Порт-Артур.

 

 

После страшных победных боёв за Кенигсберг армия, в составе которой воевал отец, была переброшена на восток по железной дороге под Улан-Удэ и затем пешком пересекла Монголию, Хинган, Манчжурию и вышла в Порт-Артур. Пешие марши были очень утомительны – до 50-60 км. в день и более, прошли около 900км. Но всё-таки отец успевал делать беглые дорожные зарисовки живописных степей Монголии, пустынного Хингана [Письма]. Иногда успевал писать. Основное же в этот период написано и нарисовано в Порт-Артуре, в конце этого победного перехода. После капитуляции Японии в августе 1945 года отец ещё долго, до 19 марта 1946-го оставался в П.Артуре. Это дало возможность много писать. Многое же было написано уже в Москве, в 1946 году, по материалам зарисовок. Техника – обойная бумага и газеты, яичная и клеевая темпера по намоченной основе. Уголь, тушь, карандаш — в графике. Росписи по шёлку в Порт-Артуре, оформительская работа в разного рода помещениях.

 

Конец 1940-x.

 

 

Отец вернулся в Москву в апреле 1946г. Теперь в станковой области он работаёт в трёх руслах: первое — по дальневосточным зарисовкам, наброскам и воспоминаниям пишет серию темперных пейзажей (только очень небольшое количество произведений было написано там, на Дальнем Востоке); второе – создаёт большую серию изображений Москвы – серии «Кремль», «Иван Великий», «Волхонка», «Б. каменный мост»; и третье – с 1947 года он семьёй приезжает в летние месяцы на Родину – в деревню Анискино Щёлковского р-на Московской области, где пишет родные пейзажи: Анискино, Клязьму и окрестности; портреты — родных и соседей; цветы.

В конце 1940-х он возобновляет занятия монументальным искусством – в техниках фрески, сграффито, мозаики и их сочетаниях. Продолжает занятия скульптурой.

С 1940-х и до конца жизни он пишет темперой (сухими порошками краски и яйцом или клеем как связующим, иногда акварелью) по бумаге, самой плохой, любой, какую удавалось найти – по обоям, газете, оберточной тонированной бумаге, кальке, картону.

 

 

Работы